• Главная •

• Вклад Иоанна Чудотворца •

• О Фонде •

• Библиотека •

• Наследие •

• Cвятые и праведники •

• Cобытия и новости •

• Иконы •

• Объявления •

• Контакты •

Путевые заметки

Царский путь.

После чтения акафиста святителю Иоанну Шанхайскому и Сан-Францисскому в купе поезда

Знакомство

   Несколько лет назад монахиня София, духовная дочь протоиерея Владимира Воробьева и постриженица Троицкого старца Кирилла (Павлова), подарила мне на именины, в день Архистратига Михаила, брошюру с жизнеописанием святителя Иоанна (Максимовича), Архиепископа Сан-Францисского, который до иноческого пострига также носил славное имя Архистратига Божия. Житие это произвело на меня сильное впечатление и я захотел познакомиться с московским фондом Иоанна Чудотворца, издавшим его жизнеописание. Так я сошелся с председателем этого фонда Игорем Никитовичем Камшилиным. Долгое время мы вместе горячо желали посетить Тобольск –

 город царственных мучеников и святителя Иоанна (Максимовича), Митрополита Тобольского, который был родственником и небесным патроном cвятителя Иоанна Сан-Францисского. И вот в год десятилетия прославления Иоанна Сан-Францисского Православной Церковью за рубежом, четырехлетия канонизации царственных мучеников Московским Патриархатом и столетия Цесаревича Алексия Николаевича такая возможность нам представилась.

Дорога

Мы отправились в древнюю столицу Сибири 23 сентября 2004 года на поезде Москва-Новый Уренгой. За 40 часов движения по железной дороге нам предстояло преодолеть огромные пространства татарской земли, Урала и Сибири, присоединенные к Российской державе в XVI столетии стараниями благоверного государя Иоанна IV Васильевича, первого миропомазанного царя Земли Русской. Апогей этого пути – Екатеринбург, место, где царская семья взошла на русскую Голгофу, приняв мученические венцы. Посему я наименовал нашу дорогу царским путем, ведущим от первого

Автор Путевых заметок, М. В. Ефимов у Покровского собора

помазанника Святой Руси Иоанна IV до последнего помазанника Российской Империи Николая II, проведшего в Тобольском заточении долгие восемь месяцев (1917-18 гг).

Господь так устроил, что мы были в нашем купе вдвоем до конца пути, несмотря на то, что вагон был полон. Это позволило нам установить на столике образ Шанхайского чудотворца, читать ему акафист и проводить время в душеполезных беседах. Мы посчитали, что так о нас печется святитель Иоанн, обошедший с проповедью Евангелия весь мир и потому имеющий особую благодать покровительствовать путешествующим. Проводник нашего вагона оказался православным человеком. Мы узнали, что зовут его Николаем и живет он в Коломне, старинном русском городе с богатыми духовными традициями. Мы подарили ему образок архиепископа Иоанна и фотоизображение его цельбоносных мощей. Николай живо заинтересовался личностью святителя.

За окнами вагона пробегали поля, перелески, пруды и речушки, над которыми нависало осеннее небо, заволоченное неподвижными облаками. Сквозь них изредка пробивалось скудное сентябрьское солнце, проливавшее на землю последнее тепло уходящего бабьего лета. Смешанный среднерусский лес все более богател сосново-еловым прибытком и долженствовал за Уралом превратиться в сибирскую тайгу, обступающую славный город незабвенного Ермака Тимофеевича, основанный в 1587 году. Вспомнилось, что отсюда родом музыкант Алябьев, химик Менделеев и художник Перов.

Покровский собор

Мы прибыли в Тобольск 25 числа в субботу и первым делом направились к Покровскому собору, под сводами которого покоятся чудотворные останки митрополита Иоанна, возглавлявшего сибирскую епархию с 1711 по 1715 гг. Храм построен на территории Тобольского кремля – самой древней каменной крепости Сибири, возвышающейся на вершине высокого холма. Сюда непрерывным ручейком стекаются тобольчане и паломники, приложиться к святыне, мощам Иоанна (Максимовича) Тобольского. Войдя в церковь с улицы, где господствовала сибирская прохлада, мы ощутили тепло и уют. В небольшом, по московским меркам, соборе людей было немного, так как до всенощной было еще далеко. Деревянный пол, расстеленные на нем дорожки, небогатое паникадило – все это говорило о простоте соборного убранства и напоминало о нашей удаленности от столицы. Священную раку мы увидели слева от Царских врат и припали к ней, как жаждущий олень припадает к источнику животворной влаги.

Дом губернатора

С умилением помолившись перед мощами святителя Иоанна Тобольского, мы, предварительно оставив свои вещи в гостинице для паломников, сразу же направились к дому тобольских дореволюционных губернаторов, в котором претерпели заточение царственные страдальцы. Путь к нему оказался неблизким. Наконец мы вышли к Благовещенской улице, на которой стоит губернаторский дом. Нам еще не было известно, где именно он находится и как выглядит, а место было безлюдное и почти нежилое. Нам приходилось всматриваться в каждое здание, мимо которого мы проходили, и гадать, не это ли бывший губернаторский дом. Пройдя минут пять по улице, мы увидели на левой ее стороне обширное двухэтажное деревянное строение. На нас печально  смотрели пустые глазницы его окон и дверных проемов. Со всех сторон облегали его строительные леса, а над забором висела табличка, указывавшая на то, что здесь когда-то располагалось банковское учереждение. Почему-то Игорь Никитович решил, что именно здесь томились царственные узники.  С благоговением мы приблизились к опустевшему дому, стали пристально его осматривать и фотографировать с разных мест.

Рака с мощами митрополита Иоанна (Максимовича), Тобольского и всея Сибири чудотворца, Небесного Покровителя Иоанна Чудотворца

Вид на Благовещенскую улицу: слева Губернаторский дом, где томились Царственные Мученики, справа дом купца Корнилова, где жил доктор Е. Боткин

Пока мой спутник пытался ознакомиться с домом изнутри, я спросил у случайно попавшегося нам человека, не знает ли он, где жил русский царь. Движением руки прохожий указал на высокое, в несколько этажей, хорошо выбеленное здание, стоящее на противоположной стороне улицы. Я позвал Игоря Никитовича, и мы отправились к этому дому. Подойдя к его подъезду, мы нажали на кнопку звонка. Вышедший к нам охранник подтвердил, что император Николай II жил именно в этом доме и что теперь здесь располагается городская власть, а на втором этаже – музей царской семьи. В это время туда не пускали, и посещение музея нам пришлось отложить. Сойдя со ступеней подъезда

 и глядя на изуродованный особняк, мы испытали разочарование. "Какая досадная ошибка! Сколько времени и фотопленки потрачено на это здание зря!" Но впоследствии мы узнали, что в этом доме до революции проживали знаменитые купцы Корниловы и что по прибытии в Тобольск Государя здесь поселился лейб-медик Евгений Боткин со своей семьей. Личный врач императора проявил безграничную преданность ему, разделив с ним все тяготы ссылки, заточение и мученическую смерть.

Гостеприимство Тобольского владыки

Вернувшись в кремль, мы отстояли в Покровском соборе вечернее воскресное богослужение, после которого при выходе на улицу встретились с архиепископом Тобольским Димитрием /Капалиным/ и подошли к нему под благословение. Зная владыку лично многие годы, я представил ему Игоря Никитовича как руководителя фонда святителя Иоанна. Архипастырь обошелся с нами весьма милостиво и благосклонно. Заметно было, что имя Сан-Франисского святителя произвело на владыку светлое впечатление. По благословению архиерея мы получили просторную

М. Ефимов на фоне Софийско-Успенского собора Тобольского кремля.

светлую комнату в тобольском замке и питание в преподавательской трапезной духовной семинарии. Разумеется, такой радушный прием мы получили не без молитвенного предстательства о нас архиепископа Иоанна.

Помощь Иоанна Чудотворца

Вообще во время поездки чудеса святителя Иоанна сыпались на нас, как из рога изобилия. Вот один пример. В комнате, в которой мы разместились, стояли шесть кроватей. Мы заняли две кровати, стоявшие вдоль правой стены. Остальные оставались свободными, кроме одной в дальнем левом углу под окном. Помощник владыки Димитрия, Кирилл, приведший нас в эту комнату, сказал, что та кровать занята священником Павлом. И вот отдыхаю я после всенощного бдения, лежа на своей койке. Вдруг отворяется дверь и на пороге появляется рослый священник дородного телосложения. Я понял, что это тот самый отец Павел, о котором нам говорили. Поздоровавшись со мною, он разделся, сел на свою кровать и стал что-то читать. Позже между нами завязалась мирная беседа и я предложил ему образок святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского. Отец Павел принял его с радостью и изумлением. «Удивительно, – сказал он, – а я ведь сейчас читал его жизнеописание!» С этими словами батюшка подал мне толстую книжку в мягком переплете, которая оказалась церковным календарем. В нем размещались обширное повествование об архиепископе Иоанне и знаменитая фотография, на которой святитель Иоанн улыбается.

Губернаторский дом, крайнее правое окно на 2-м этаже – мемориальная комната Царственных Мучеников

 В этот момент появился Игорь Никитович и присоединился к нашему разговору о святителе. Вместе мы подивились тому, как чудесно свела нас его память. На следующий день в воскресенье к нам присоединился иерей Анатолий,высокий поджарый человек почтенного возраста и с большой заснеженною бородою. Батюшка первые несколько часов дремал, полулежа на своей постели. Затем, услыхав наши беседы о блаженном чудотворце, с живостью присоединился к нам и жадно впитывал в себя все, что касалось личности подвижника. От отца Павла мы узнали, что в одном из тобольских храмов хранится частица мощей Сан-

Францисского архипастыря. Я был приятно удивлен тем, что на необъятных просторах Сибири имя святителя Иоанна так хорошо известно. В конце воскресного богослужения, проходившего в Софийско-Успенском соборе кремля, архиепископ Димитрий объявил, что в город в три часа дня прибывают мощи преподобномученицы Великой княгини Елисаветы Феодоровны и ее келейницы инокини Варвары. Это не было

Мемориальная доска на губернаторском доме

Мемориальная комната Царственных мучеников в Губернаторском доме [1]

неожиданностью ни для тобольчан, ни для нас: мы услышали об этом еще на вокзале, когда только сошли с поезда. Тогда же я подивился милости Божией: в Москве мне не удалось приложиться к мощам и надо же было приехать в Тобольск, столицу Сибири, чтобы здесь облобызать священные останки преподобномучениц! Дивны дела Твоя Господи! В воскресенье после литургии и трапезы до встречи мощей у нас оставалось три часа. Решено было посвятить это время приобретению сибирской ондатровой шапки, которая мне нужна была ради грядущей зимы. Отец Павел и Игорь Никитович вызвались помочь мне в этом деле, ибо дома я получил такой шутливый наказ: "Без шапки в Москву из Сибири не возвращайся". Битые два часа ездили и ходили по Тобольску напрасно. Зайдем в один магазин – нет ондатровой шапки моего размера. Зайдем в другой - тот же ответ. Что делать? Время поджимает. После встречи мощей надо идти на праздничное богослужение, посвященное Воздвижению Честнаго и Животворяшаго Креста Господня. Затем на трапезу и в келию готовиться к причащению Святых Таин. Утром на литургию, после в музей царственных мучеников, а там уж готовиться в обратный путь. Больше не будет возможности искать шапку. Внутренне молюсь блаженному чудотворцу

Иоанну: "Владыко святый, прости мне, что обращаюсь к тебе с таким пустяком. Помоги. Ты знаешь, что шапка мне оченъ нужна". Видим на первом этаже высокого дома меховой магазин. Заходим, интересуемся – ответ прежний. Однако продавщица говорит: "Идите по такому-то адресу, там наш филиал, в котором есть ондатровая шапка нужного размера". Я спрашиваю у ее напарника, нельзя ли позвонить туда, чтобы убедиться в наличии шапки. Он на минуту уходит за дверь и, вернувшись, говорит: "Подождите немного: сейчас шапку доставят сюда». Мы выходим на крыльцо и смотрим на часы. До встречи святыни остается совсем немного времени. Я замечаю, что мои помощники несколько волнуются, и опять про себя вздыхаю к святителю Иоанну. Вдруг перед нами останавливается иномарка и из нее выходит человек, несущий что-то в пакете. Когда он переступает порог магазинчика, оказывается, что в пакете обещанная шапка, примеряю – то, что нужно. Шапка высокая, богатая, с пышным мехом приятного окраса. Выходим на улицу, Игорь Никотович говорит мне: "Вот Вам приношение от архиепископа Иоанна за ваши труды. В несколько минут на иномарке доставили красивую шапку нужного размера и по приемлемой цене. Чудеса!"

Исцеление у мощей преподобномученицы Елисаветы

  Торопимся на встречу мощей. Местом, где должен был начаться крестный ход с десницей матушки Елисаветы, стад один из новых районов Тобольска, как раз там, где мы приобрели шапку, поэтому мы прибыли туда немного раньше. Со всех сторон стекался люд, желавший принять участие в крестном ходе. Движение автотранспорта в этой части города остановили ради торжественной процессии. Когда появилась автоколонна грандиозного крестного хода с мощами преподобномучениц, двигавшегося по России с Востока на Запад, все городское пространство вокруг было запружено многочисленными толпами. У меня сложилось впечатление, что все население Тобольска вышло на эту встречу. Автоколонна с мощами, участниками крестного хода и колоколами остановилась, и тобольский архипастырь в окружении сонма священнослужителей совершил торжественный молебен святым мученицам. Несмотря на то, что шел мелкий дождь и дул холодный пронизывающий ветер, народ не расходился.

К тому времени меня третий день мучил сильный насморк со слезотечением, предвещавший мне большие неприятности. И вот после того,

Мемориальная комната Царственных мучеников в Губернаторском доме [2]

как я несколько часов провел в крестном ходе на леденящем ветру и во время праздничного богослужения приложился к деснице Великой княгини, насморк, слезотечение и слабость вдруг оставили меня. Свидетелем этого является Игорь Никитович.

Мемориальная комната Царственных мучеников в Губернаторском доме [3]

В Царском музее

 На следующий день после Божественной литургии Игорь Никитович повел меня к губернаторскому дому с тем, чтобы посетить музей. На второй этаж этого особняка к небольшой зале, в коей располагается музейная экспозиция, мы поднимались по широкой деревянной лестнице, украшенной резьбой. Позже оказалось, что это – подлинная лестница, по которой ходила царственная семья и по перилам которой катался Цесаревич Алексий. В комнате музея нас встретила экскурсовод Галина Наколаевна, которая, будучи православным человеком, оказала нам радушный прием. Она рассказала нам, что в

бытность августейшей фамилии в этом доме музейная зала служила императору рабочим кабинетом. Интерьер его реконструирован благодаря сохранившимся фотоснимкам той эпохи. Здесь Государь давал Цесаревичу регулярные уроки географии, а императрица Александра Феодоровна занималась шитьем и вышивкой. В дальнем левом углу комнаты широкий массивный стол, где Государь читал и писал. На столе старинные подсвечники, высокая лампа с просторным матерчатым куполом, письменные принадлежности. В кабинете несколько окон, одно из которых выходит на то место Иртыша, где августейшие арестанты сошли с парохода "Русь" на берег. Остальные окна выходят на площадь перед губернаторским домом и стоящую за нею часовню Александра Невского, выстроенную в царское время в память об августейшем предке Николая II. Слева от площади видны: Благовещенская улица и особняк Корниловых. Чуть поодаль некогда стояла церковь Благовещения

Девы Марии, которую посещали царственные страстотерпцы. Когда создали императорский музей, в нем, напротив входа между боковыми окнами, стал образовываться красный угол с иконами, принесенными паломниками. Здесь Игорю Никитовичу пришла замечательная идея оставить записки с именами наших близких ради молитвенного предстательства царственных мучеников. Надо отметить, что атмосфера музея удивительна: создается впечатление таинственной близости августейших страдальцев. Мне казалось, что я ожидаю аудиенции Государя, что дверь вот-вот откроется и он войдет в свой рабочий кабинет твердою походкою и с приветливым лицом. Мне все не верилось, что я тут, в Тобольске, в доме царственных мучеников. Столько дней я ждал поездки сюда! Я приметил, что моего спутника охватывают те же чувства. Уходить не хотелось. Однако нужно было поторапливаться. До отправления поезда оставалось несколько часов, а нам еще хотелось повидать Иртыш. Мы записали в книгу отзывов свое пожелание, чтобы экспозиция музея распространилась на весь губернаторский дом, сердечно поблагодарили Галину Николаевну и вышли на улицу.

Часовня благоверного вел. кн. Александр Невского в парке под окнами губернаторского дома

На берегу Иртыша. Пристань, от которой везли Царственных мучеников в Губернаторский дом

Прощание с Иртышом

Посетив часовню Александра Невского, мы стали спускаться к берегу Иртыша на причал, у которого предположительно остановился пароход "Русь" с императорской семьей и их преданными слугами.  Спокойно и мощно нес Иртыш свои воды, омывающие священную землю Тобольска. Меня приятно удивила чистота берегов: нигде я не увидел ни мусора, ни хлама. Я спустился к самой реке, дабы окунуть руки в ее воды, хранящие в себе память о семье царя. Вода оказалась прозрачной и теплой. Сверху от ступеней причала я услыхал голос моего спутника, который призывал меня не медлить.

Действительно, нам предстояло еше проделать долгий путь обратно к Тобольскому кремлю. Мы решили обойти древнюю крепость, чтобы обозреть Тобольск с высоты птичьего полета. Пред нами во все стороны простирался древний город, осыпанный золотом осенней листвы и омываемый водами величественного Иртыша. Жемчужиной этой панорамы был белоснежный красавец – храм Архангела Михаила, воздвигнутый в XVI столетии одним из местных архиереев. На обратном пути к кремлю мы посетили эту дивную церковь и подивились ее благолепию. Обойдя крепость с ее замечательными соборами и духовной семинарией, мы припали к раке с мощами митрополита Иоанна, дабы испросить у него благословение на возвращение в Москву.

Домой

Зайдя в свою комнату за вещами, мы тепло попрощались с отцами иереями, которые сердечно благословили нас. На вокзале нас ожидал приятный сюрприз: вагон, в котором мы возвращались в столицу, обслуживал тот самый проводник Николай, с которым мы познакомились по дороге в Тобольск. Он принял нас дружелюбно и предоставил нам целое купе без попутчиков. Во время долгой дороги Николай часто заходил к нам и мы втроем провели много времени  в душеполезных беседах о духовной жизни.

 Окидывая мысленным взором нашу поездку в Тобольск, я прихожу к убеждению, что вся она была удивительной милостью Божией. Холодная и далекая Сибирь встретила нас душевным теплом и оттого стала нам родной и близкой.

ноябрь 2004 года

Михаил Ефимов,

кандидат богословия.

 

 

Фонд Святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского Чудотворца, Россия, Москва.
Тел/ факс: (495) 680-12-80
info@adamovka.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru